ru
az
gb
ar
am
bg
hu
vi
nl
gr
ge
dk
id
es
it
cn
kr
lv
lt
de
no
pl
pt
ro
th
tr
tk
uz
ua
fr
cz
sv
et
jp
Не удалось определить ваш город
10.00-18.00, сб-вс вых.

Противовоспалительный индекс диеты для силы и роста мышц

Оглавление

Не только диета с достаточным количеством белка может помочь нам оставаться мускулистым и сильным после пятидесяти лет. Пищевые ингредиенты, которые вы, вероятно, не связываете непосредственно с мышцами или силой, такие как рыбный жир, чай, тимьян, селен и витамин С, также могут внести свой вклад. Иранские ученые в этом году сообщили в журнале Nutrition Journal, что диета с низким диетическим воспалительным индексом снижает риск саркопении.

Саркопения описывается как гериатрический синдром, определяемый истощением мышечной массы в дополнение к снижению мышечной силы и/или физической работоспособности.

Хотя саркопения часто встречается у пожилых людей, она также может возникнуть в раннем возрасте. Это расстройство связано с более высокой частотой падений, снижением функций, высокой смертностью и повышенной вероятностью госпитализации. Воспаление является основным фактором риска развития ряда заболеваний у пожилых людей. Воспалительные цитокины (CRP, IL-6, TNF-a) приводят к быстрому истощению мышц, в конечном итоге стимулируют катаболизм белка и подавляют мышечный синтез [1]. Было показано, что пищевые факторы способствуют развитию воспаления [2]. Высокое потребление фруктов и овощей [3], а также специфических питательных веществ, таких как клетчатка [4], омега-3 жирные кислоты [5], витамин Е [6] и витамин С [7] были связаны с более низкими концентрациями циркулирующих маркеров воспаления. Для определения воспалительного потенциала всей диеты был разработан диетический индекс воспаления (DII), который был валидирован в отношении циркулирующих уровней воспалительных маркеров [8, 9]. Этот диетический индекс связан с несколькими видами рака, метаболическими заболеваниями и переломами [10,11,12]. Два лонгитюдных когортных исследования также показали, что более высокие баллы DII были связаны с более высокой частотой ломкости костей [13] и снижением аппендикулярной мышечной массы [2].

Исследование противовоспалительного индекса диеты

Ученые, связанные с Тегеранским университетом медицинских наук, измерили мышечную массу, силу и ежедневное функционирование 150 мужчин и 150 женщин старше 55 лет. В то же время они определили диетический воспалительный индекс рациона участников исследования. Сахар, промышленно обработанные пищевые продукты и другие питательные компоненты, известные как «нездоровые», увеличивают диетический воспалительный индекс. Пищевые компоненты с противоположным эффектом включают ненасыщенные жирные кислоты, клетчатку, магний, бета-каротин, витамины А, В1, В2, В3, В6, В11, С, D, Е, антоцианидины, флаванолы, изофлавоны, чеснок, имбирь, перец, лук, чай, эвгенол, шафран, селен, куркуму, цинк, тимьян, душицу и розмарин.

Тенденция заключалась в том, что диета с относительно низким диетическим индексом воспаления оказывала положительное влияние на мышечную массу, силу, скорость и повседневное функционирование.

Однако эти ассоциации не были существенными. Затем исследователи определили, была ли связь диеты с саркопенией. Объединив все эти факторы (мышечная масса, сила и т. д.) они бнаружили, что связь между саркопенией и диетическим воспалительным индексом была статистически значимой.


Доказанная эффективность

«Большая приверженность диете с более провоспалительными(усиливающими системное воспаление) свойствами была связана с увеличением вероятности развития саркопении у пожилых людей»,-резюмируют иранцы свои выводы.

«Эти результаты подтверждают существующие диетические рекомендации по сокращению потребления нездоровых продуктов с противовоспалительными свойствами для снижения риска развития ряда хронических заболеваний, включая саркопению». [14]

Источник:

  1. Bano G, Trevisan C, Carraro S, Solmi M, Luchini C, Stubbs B, Manzato E, Sergi G, Veronese N. Inflammation and sarcopenia: a systematic review and meta-analysis. Maturitas. 2017;96:10–5.
  2. Cervo MM, Shivappa N, Hebert JR, Oddy WH, Winzenberg T, Balogun S, Wu F, Ebeling P, Aitken D, Jones G. Longitudinal associations between dietary inflammatory index and musculoskeletal health in community-dwelling older adults. Clin Nutr 2020;39:516–23.
  3. мRoot MM, McGinn MC, Nieman DC, Henson DA, Heinz SA, Shanely RA, Knab AM, Jin F. Combined fruit and vegetable intake is correlated with improved inflammatory and oxidant status from a cross-sectional study in a community setting. Nutrients. 2012;4:29–41.
  4. Ma Y, Griffith JA, Chasan-Taber L, Olendzki BC, Jackson E, Stanek EJ III, Li W, Pagoto SL, Hafner AR, Ockene IS. Association between dietary fiber and serum C-reactive protein. Am J Clin Nutr. 2006;83:760–6.
  5. Ferrucci L, Cherubini A, Bandinelli S, Bartali B, Corsi A, Lauretani F, Martin A, Andres-Lacueva C, Senin U, Guralnik JM. Relationship of plasma polyunsaturated fatty acids to circulating inflammatory markers. J Clin Endocrinol Metab. 2006;91:439–46.
  6. Murphy RT, Foley JB, Tome M-T, Mulvihill NT, Murphy A, McCarroll N, Crean P, Walsh MJ. Vitamin E modulation of C-reactive protein in smokers with acute coronary syndromes. Free Radic Biol Med. 2004;36:959–65.
  7. Wannamethee SG, Lowe GD, Rumley A, Bruckdorfer KR, Whincup PH. Associations of vitamin C status, fruit and vegetable intakes, and markers of inflammation and hemostasis. Am J Clin Nutr. 2006;83:567–74.
  8. Shivappa N, Steck SE, Hurley TG, Hussey JR, Hébert JR. Designing and developing a literature-derived, population-based dietary inflammatory index. Public Health Nutr. 2014;17:1689–96.
  9. Tabung FK, Steck SE, Zhang J, Ma Y, Liese AD, Agalliu I, Hingle M, Hou L, Hurley TG, Jiao L. Construct validation of the dietary inflammatory index among postmenopausal women. Ann Epidemiol. 2015;25:398–405.
  10. Orchard T, Yildiz V, Steck SE, Hébert JR, Ma Y, Cauley JA, Li W, Mossavar-Rahmani Y, Johnson KC, Sattari M. Dietary inflammatory index, bone mineral density, and risk of fracture in postmenopausal women: results from the women's health initiative. J Bone Miner Res. 2017;32:1136–46.
  11. Tabung FK, Steck SE, Ma Y, Liese AD, Zhang J, Caan B, Hou L, Johnson KC, Mossavar-Rahmani Y, Shivappa N. The association between dietary inflammatory index and risk of colorectal cancer among postmenopausal women: results from the Women’s health initiative. Cancer Causes Control. 2015;26:399–408.
  12. Wirth M, Burch J, Shivappa N, Violanti JM, Burchfiel CM, Fekedulegn D, Andrew ME, Hartley TA, Miller DB, Mnatsakanova A. Association of a dietary inflammatory index with inflammatory indices and the metabolic syndrome among police officers. J Occup Environ Med. 2014;56:986.
  13. Shivappa N, Stubbs B, Hébert JR, Cesari M, Schofield P, Soysal P, Maggi S, Veronese N. The relationship between the dietary inflammatory index and incident frailty: a longitudinal cohort study. J Am Med Dir Assoc. 2018;19:77–82.
  14. Inflammatory potential of the diet and risk of sarcopenia and its components. Amir Bagheri, Sanaz Soltani, Rezvan Hashemi, Ramin Heshmat, Ahmadreza Dorosty Motlagh & Ahmad Esmaillzadeh. Nutr J. 2020 Nov 28;19(1): 129.
Информируем вас о сборе метаданных (cookie, ip-адрес и местоположение) для корректного функционирования сайта. Если вы согласны с нашими способами использования файлов cookie, просто продолжайте пользоваться сайтом.