ru
az
gb
ar
am
bg
hu
vi
nl
gr
ge
dk
id
es
it
cn
kr
lv
lt
de
no
pl
pt
ro
th
tr
tk
uz
ua
fr
cz
sv
et
jp
Не удалось определить ваш город
10.00-18.00, сб-вс вых.

Кето диета: исследования

Оглавление

Несмотря на то, что кетогенная диета (КД) является подтипом низкоуглеводной, она заслуживает отдельного обсуждения. В то время как некетогенный уровень низкого числа углеводов определяется субъективно, КД можно определить объективно, если измерять циркулирующие кетоновые тела. Должно быть зафиксировано состояние, называемое кетоз, также известное как физиологический или пищевой кетоз. Помимо полного голодания, это условие достигается ограничением углеводов максимум ~ 50 г или ~ 10% от общей энергии, при этом белок остается умеренным (1,2–1,5 г кг сут) с сохранением преобладания потребления энергии из жиров (~ 60–80% и более, в зависимости от степени вытеснения белков и углеводов).

Состояние кетоза является относительно доброкачественным, которое не следует путать с кетоацидозом, являющимся патологическим состоянием, наблюдаемым у диабетиков 1-го типа, где опасное перепроизводство кетонов происходит в отсутствие экзогенного инсулина. Первичным кетоном, продуцируемым печенью, является ацетоацетат, а первичным циркулирующим кетоном является β-гидроксибутират. В нормальных условиях, не связанных с диетой, уровень циркулирующего кетона низок (менее 3 ммоль /л). В зависимости от степени ограничения углеводов или общей энергии, КД может повышать уровень циркулирующего кетона до диапазона ~ 0,5–3 ммоль /л, при этом уровень физиологического кетоза достигает максимума при 7–8 ммоль/л.

Увеличение расхода энергии на кетогенной диете

Предполагаемое преимущество потери жира в результате снижения углеводов по сравнению с простым снижением общей энергии основано, главным образом, на опосредованном инсулином ингибировании липолиза и предположительно усиленном окислении жира. Однако исследование, проведенное Hall et al. изучало влияние 4 недель на диету с низким содержанием жира (300 г углеводов), а затем 4 недели на КД (31 г углеводов). Уровень кетонов в крови достигал ~ 1,5 ммоль/л в течение двух недель в КД. При переходе на КД произошло кратковременное увеличение расхода энергии (~ 100 ккал /день), продолжавшееся чуть более недели. Это сопровождалось кратковременным увеличением потери азота, что потенциально может свидетельствовать о стрессовой реакции, включая усиление глюконеогенеза.

Хотя уровни инсулина быстро и существенно снижались во время КД (состоящей из 80% жира, 5% CHO), в течение первой половины фазы КД наблюдалось реальное замедление потери жира в организме в течение первой половины фазы КД, которое совпало с увеличением использования белка и потерей массы без жира.

Было высказано предположение, что производство и использование кетоновых тел создает уникальное метаболическое состояние, которое, теоретически, должно превосходить не кетогенные условия для цели потери жира. Тем не менее, это утверждение в значительной степени основано на исследованиях, связанных с более высоким потреблением белка в экспериментальных группах. Даже небольшие различия в количестве белка могут привести к значительным преимуществам для более высокого расхода энергии. Метаанализ Clifton et al. обнаружил, что разница в потреблении белка на 5% или более между диетами в 12 месяцев была связана с трехкратным увеличением величины эффекта потери жира.

Soenen et al. систематически демонстрировал, что более высокое содержание белка в низкоуглеводных диетах, а не их более низкое содержание углеводов было решающим фактором в содействии большей потере веса при контролируемых гипокалорийных состояниях. Это не слишком удивительно, учитывая, что белок, как известно, является самым насыщающим макроэлементом. Ярким примером насыщающего действия белка является исследование, проведенное Weigle et al., показывающие, что в условиях ad libitum увеличение потребления белка с 15 до 30% от общей энергии приводило к самопроизвольному снижению потребления энергии на 441 ккал день. Это привело к снижению массы тела на 4,9 кг за 12 недель.

За исключением одного небольшого исследования [ Wilson J, Lowery R, Roberts M, Sharp M, Joy J, Shields K, et al. The effects of ketogenic dieting on body composition, strength, power, and hormonal profiles in resistance training males. J Strength Cond Res. 2017. doi: 10.1519/JSC.0000000000001935.], на сегодняшний день все контролируемые вмешательства, которые совпали с потреблением белка и энергии между КД и не-КД состояниями, не смогли продемонстрировать преимущества КД в потере жира.

Достаточно свежий обзор Hall (2017 г) резюмирует: «Не было проведено ни одного исследования со стационарным контролем питания, которое бы проверяло действие низокалорийных диет с равным содержанием белка и, которое сообщало бы о значительном увеличении расхода энергии или большей потере телесного жира при низкоуглеводных диетах». Кроме того, автор утверждает, что модель ожирения, основанная на углеводно-инсулиновой теории, слишком упрощенная. Несколько логических последствий этой модели ожирения были недавно исследованы в паре тщательно контролируемых исследований в условиях стационарного питания, результаты которых не подтвердили ключевые модельные прогнозы.

В свете этого и ранее обсуждавшегося исследования, «специальные эффекты» КД связаны не с их предполагаемым метаболическим преимуществом, а с более высоким содержанием белка. Возможно, самым убедительным доказательством против предполагаемого метаболического преимущества ограничения углеводов является недавняя пара мета-анализов Hall & Guo, которые включали только изокалорические, контролируемые по белку исследования с контролируемым питанием, в которых субъектам предоставлялась вся необходимая для эксперимента пища (в отличие от выбора по собственному выбору и по самооценке). Всего в анализ было включено 32 исследования. Углеводы варьировались от 1 до 83%, а диетический жир - от 4 до 84% от общей энергии. В условиях с низким содержанием углеводов не наблюдалось преимуществ расхода энергии или потери жира. На самом деле, было обнаружено обратное. Расход энергии и потеря жира были несколько выше в условиях с высоким содержанием углеводов и низким содержанием жира (на 26 ккал день, потеря жира на 16 г день); однако авторы признали, что эти различия были слишком малы, чтобы считаться практически значимыми.

Распространенная критика существующей литературы заключается в том, что испытания должны длиться дольше (несколько месяцев вместо нескольких недель), чтобы обеспечить достаточную «кетоадаптацию», которая представляет собой физиологический сдвиг в сторону увеличения окисления жиров и снижения утилизации гликогена. Проблема с этим утверждением заключается в том, что повышение уровня окисления жиров, объективно измеряемое по уменьшенному дыхательному коэффициенту, достигает плато в течение первой недели КД. Повышенное окисление свободных жирных кислот, триацилглицерина в плазме и внутримышечного триацилглицерина во время упражнений является хорошо известной реакцией на диеты, богатые жирами. Тем не менее, это увеличение окисления жиров часто неверно истолковывается как более высокий показатель снижения жировой массы. Это предположение игнорирует сопутствующее увеличение потребления и хранения жира. В результате жировой адаптации, повышенные внутримышечные уровни триацилглицерина указывают на повышенный синтез жира по сравнению с деградацией в периоды отдыха между тренировками. Чтобы подтвердить предыдущую точку зрения, строго контролируемые изокалорические исследования с согласованным содержанием белка последовательно демонстрируют, что кетоадаптация не обязательно означает чистое снижение жирового баланса.

Если у КД есть какое-либо преимущество перед не-КД при потере жира, оно потенциально находится в сфере регулирования аппетита. В калорийно неограниченных условиях КД постоянно приводил к снижению жира и или массы тела.

Это происходит за счет самопроизвольного снижения потребления энергии, что может быть связано с повышенным сытостью за счет подавления выработки гормона, регулирующего голод –грелина.

Кроме того, КД продемонстрировал эффект подавления голода независимо от содержания белка. В 4-недельном перекрестном исследовании Johnstone et al. обнаружили, что при КД потребление пищи ad libitum (без целенаправленного ограничения калорийности) привело к снижению потребления энергии на 294 ккал день. Последние результаты были получены, несмотря на относительно высокие количества белка (30% о общей энергии), сопоставимое между условиями КД (4% углеводов) и не-КД (35% углеводов).

В дальнейшем подтверждая эту идею, мета-анализ Gibson et al. обнаружил, что КД подавляет аппетит больше, чем гипернизкокалорийная диета. Тем не менее, остается неясным, связано ли подавление аппетита с кетозом или другими факторами, такими как повышенное потребление белка или жира, или ограничение углеводов.

Кето диета в спорте

Область растущего интереса - это влияние КД на спортивные результаты. Поскольку способность полноценно тренироваться, может влиять на композицию тела, влияние КД на физические упражнения требует обсуждения. Ограничение углеводов в сочетании с высоким потреблением жиров для адаптации к жиру (или кетоадаптации) - это тактика, которая направлена на улучшение работоспособности, путем увеличения зависимости организма от жира в качестве источника энергии и, тем самым, сокращения потребление гликогена, что якобы может улучшить спортивные результаты. Однако, в отличие от предполагаемых преимуществ в производительности, Havemann et al. обнаружили, что 7 дней диеты с высоким содержанием жиров (68%), за которыми следовал 1 день диеты с высоким содержанием углеводов (90%), ожидаемым образом увеличивали окисление жиров, но снижали мощность спринта на 1 км у хорошо обученных велосипедистов.

Stellingwerff et al. сравнивали использование вида субстрата для синтеза АТФ, гликогенолиз (производство глюкозы печенью из гликогена) и ферментативную активность на 5-дневной диете с высоким содержанием жиров (67%) или с высоким содержанием углеводов (70%), а затем на один день с высоким содержанием углеводов без тренировок и последующими экспериментальными испытаниями на седьмой день. Диета с высоким содержанием жиров увеличивала окисление жиров, но также снижала активность фермента пируватдегидрогеназы (характеризующего окисление глюкозы) и снижала гликогенолиз. Эти результаты дают механистическое объяснение ухудшению производительности труда высокой интенсивности в результате диеты с высоким содержанием жиров и ограниченным содержанием углеводов.

В последнее время эрголитический эффект от кетоадаптации наблюдается при более низких интенсивностях. Burke et al. сообщили, что после 3 недель на КД с небольшим дефицитом энергии, элитные бегуны показали повышение аэробной способности и окисления жира. Однако это сопровождалось и повышенной потребностью в кислороде для данной скорости, что приводит к незначительному снижению производительности. В то время, как линейные, так и нелинейные диеты с высоким содержанием углеводов приводили к значительному улучшению производительности.

Примечательно, что Paoli et al. не обнаружили снижения силовых показателей на основе массы тела у элитных гимнасток в течение 30 дней КД. Кроме того, КД приводил к значительной потере массы жира (1,9 кг) и незначительному увеличению мышечной массы (0,3 кг). Однако, в отличие от исследования Burke et al., в котором белок был на одинаковом уровне между группами (~ 2,2 г кг), потребление белка у Paoli et al. было искажено в пользу КД (2,9 против 1,2 г/ кг).

Wilson et al. сообщили о сходном увеличении силы и мощности, а также изменениях в композиции тела при сравнении КД и западной диетической модели в условиях дефицита энергии. Однако, в КД значительно увеличился общий тестостерон от начала к концу 11-тинедельного эксперимента (118 нг/дл) по сравнению с западной диетой (-36 нг / дл), в то время как инсулин не изменился. Примечательно, что несмотря на столь разные изменения в уровне тестостерона, это не отразилось на росте спортивных показателей. Впрочем, как и в других подобных исследованиях.

Выводы: Как и другие диеты, кетогенная не показывает явных и очевидных преимуществ для снижения веса, за исключением ее способности снижать чувство голода, хотя это нельзя назвать несущественным бонусом, так как именно голод является основной причиной неуспеха в деле похудения.

Можно ли на кето диете увеличить показатели силы

Когда пауэрлифтеры и тяжелоатлеты переходят на низкоуглеводную диету, они теряют несколько фунтов веса тела без ущерба для своей мышечной силы. Спортивные ученые из Австралийского католического университета сообщают об этом в журнале Strength and Conditioning Research.

В течение 3 месяцев исследователи наблюдали за 14 пауэрлифтерами и тяжелоатлетами, которым было предписано питаться так, как они привыкли. Спортсменам разрешалось есть столько, сколько они хотели ( такой режим носит название аd libitum). В итоге все испытуемые потребляли более 250 граммов углеводов в день.

В другой раз испытуемым поручили следовать низкоуглеводной кето-диете в течение 3 месяцев, при этом режим питания остался таким же - аd libitum. В данном случае это означало, что спортсмены потребляли менее 50 граммов углеводов в день, но количество белка и жира было по их усмотрению. По сравнению с обычной диетой, пауэрлифтеры и тяжелоатлеты находясь на низкоуглеводной кето-диете потеряли в среднем 3,26 килограмма. При этом произошла потеря более 1 кг тощей массы тела (безжировой)

Несмотря на потерю веса, в том числе за счет мышечной массы, испытуемые не потеряли в силе. С поправкой на их изменившийся вес тела, казалось, что спортсмены становились даже немного сильнее. Однако этот эффект не был значительным, поэтому исследователи сделали вывод, что низкоуглеводная диета не влияла положительно на спортивные показатели.

Вывод

«Виды спорта с весовыми категориями часто требует от спортсменов кратковременного снижения массы тела, чтобы сделать их более конкурентноспособными", - пишут австралийские ученые. "Ограничение энергии из пищи и быстрые стратегии потери веса используемые спортсменами не универсально эффективны для уменьшения веса и могут быть связаны с несколькими отрицательными побочными эффектами. В этом исследовании 12-недельная кетогенная диета ad libitum с низким содержанием углеводов приводит к практически значимому снижению массы тела без ущерба для тренировок или производительности и поэтому кажется безопасным и подходящим для тренированных спортсменов, которые желают более низкую массу тела. Таким образом, мы продемонстрировали альтернативную стратегию снижения веса для спортсменов переходящих в более низкие весовые категории, занимающихся пауэрлифтингом и тяжелой атлетикой»

«Низкоуглеводная кетогенная диета может также быть применима к другим популярным видам спорта с весовыми категориями, включая единоборства, но это необходимо изучить в будущих исследованиях. Тренеры и спортсмены должны рассмотреть возможность использования низкоуглеводной кетогенной диеты для достижения целей снижения веса вместо ограничения энергии, либо быстрых стратегий потери веса».

Критический анализ кетогенной диеты для спортсменов

Здесь нельзя не отметить, что исследователи не контролировали энергетическую ценность рациона участников. Единственным отслеживаемым параметром был уровень углеводов. Однако исходя из того, что при следовании кетогенной диете спортсмены потеряли массу тела, включая мышечную, не остается сомнений, что уровень фактически потребляемой энергии приводил к созданию дефицита, несмотря на то, что энергетическая составляющая, создаваемая белками и жирами не ограничивалась. Такое возможно, когда в рационе возрастает доля протеина. Что скорее всего и происходило в случае с испытуемыми спортсменами силовиками, которые к протеину не равнодушны изначально. Учитывая, что белок является самым насыщающим макроэлементом, потенциально с его помощью атлеты подавляли чувство голода, вызванное снижением числа углеводов. Примером насыщающего действия белка является исследование, проведенное Weigle et al., которое продемонстрировало, что в условиях ad libitum увеличение потребления белка с 15 до 30% от общей энергии приводило к самопроизвольному снижению потребления энергии на 441 ккал день. Это привело к снижению массы тела на 4,9 кг за 12 недель. В исследовании с пауэрлифтерами и тяжелоатлетами срок диеты аналогичный, а результаты в потери веса сопоставимы, но более щадящие. В целом, полезного из исследования можно почерпнуть то, что умеренное и постепенное снижение веса тела (~3 кг за 3 месяца) не сказывается негативно на силовых показателях. Однако серьезным ограничением для категорических выводов здесь является малый размер выборки, всего 12 участников.

Источники:

  1. -J Strength Cond Res. 2018 Dec; 32 (12):3373-82.
  2. - Am J Clin Nutr. 2005;82(1):41–8
  3. Low-carbohydrate nutrition and metabolism. Westman EC, Feinman RD, Mavropoulos JC, Vernon MC, Volek JS, Wortman JA, Yancy WS, Phinney SD. Am J Clin Nutr. 2007 Aug; 86(2):276-84.
  4. Ketogenic diet for obesity: friend or foe? Paoli A. Int J Environ Res Public Health. 2014 Feb 19; 11(2):2092-107.
  5. Beyond weight loss: a review of the therapeutic uses of very-low-carbohydrate (ketogenic) diets. Paoli A, Rubini A, Volek JS, Grimaldi KA
  6. Eur J Clin Nutr. 2013 Aug; 67(8):789-96. Ketogenic diet for obesity: friend or foe? Paoli A. Int J Environ Res Public Health. 2014 Feb 19; 11(2):2092-107.
  7. Hall KD, Chen KY, Guo J, Lam YY, Leibel RL, Mayer LE, Reitman ML, Rosenbaum M, Smith SR, Walsh BT, Ravussin E Energy expenditure and body composition changes after an isocaloric ketogenic diet in overweight and obese men. Am J Clin Nutr. 2016 Aug; 104(2):324-33.
  8. Clifton P, Condo D, Keogh J. Long term weight maintenance after advice to consume low carbohydrate, higher protein diets--a systematic review and meta analysis. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2014;24(3):224–35. doi: 10.1016/j.numecd.2013.11.006.
  9. Soenen S, Bonomi A, Lemmens S, Scholte J, Thijssen M, van Berkum F, et al. Relatively high-protein or 'low-carb' energy-restricted diets for body weight loss and body weight maintenance? Physiol Behav. 2012;107(3):374–80. doi: 10.1016/j.physbeh.2012.08.004.
  10. Leidy H, Clifton P, Astrup A, Wycherley T, Westerterp-Plantenga M, Luscombe-Marsh N, et al. The role of protein in weight loss and maintenance. Am J Clin Nutr. 2015.
  11. Weigle D, Breen P, Matthys C, Callahan H, Meeuws K, Burden V, et al. A high-protein diet induces sustained reductions in appetite, ad libitum caloric intake, and body weight despite compensatory changes in diurnal plasma leptin and ghrelin concentrations. Am J Clin Nutr. 2005;82(1):41–8
  12. Hall K, Chen K, Guo J, Lam Y, Leibel R, Mayer L, et al. Energy expenditure and body composition changes after an isocaloric ketogenic diet in overweight and obese men. Am J Clin Nutr. 2016;104(2):324–33. doi: 10.3945/ajcn.116.133561
  13. Soenen S, Bonomi A, Lemmens S, Scholte J, Thijssen M, van Berkum F, et al. Relatively high-protein or 'low-carb' energy-restricted diets for body weight loss and body weight maintenance? Physiol Behav. 2012;107(3):374–80. doi: 10.1016/j.physbeh.2012.08.004.
  14. Veum V, Laupsa-Borge J, Eng Ø, Rostrup E, Larsen T, Nordrehaug J, et al. Visceral adiposity and metabolic syndrome after very high-fat and low-fat isocaloric diets: a randomized controlled trial. Am J Clin Nutr. 2017;105(1):85–99. doi: 10.3945/ajcn.115.123463.
  15. Stimson R, Johnstone A, Homer N, Wake D, Morton N, Andrew R, et al. Dietary macronutrient content alters cortisol metabolism independently of body weight changes in obese men. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92(11):4480–4. doi: 10.1210/jc.2007-0692.
  16. Johnston C, Tjonn S, Swan P, White A, Hutchins H, Sears B. Ketogenic low-carbohydrate diets have no metabolic advantage over nonketogenic low-carbohydrate diets. Am J Clin Nutr. 2006;83(5):1055–61.
  17. Hall K, Guo J. Obesity Energetics: Body Weight Regulation and the Effects of Diet Composition. Gastroenterology. Gastroenterology. 2017;152(7):1718-27.
  18. Hall K. A review of the carbohydrate-insulin model of obesity. Eur J Clin Nutr. 2017;71(3):323–6.
  19. Burke L. Re-examining high-fat diets for sports performance: Did we call the 'nail in the coffin' too soon? Sports Med. 2015;45(Suppl 1):S33–49.
  20. Helge J. Long-term fat diet adaptation effects on performance, training capacity, and fat utilization. Med Sci Sports Exerc. 2002;34(9):1499–504.
  21. Yeo W, Carey A, Burke L, Spriet L, Hawley J. Fat adaptation in well-trained athletes: effects on cell metabolism. Appl Physiol Nutr Metab. 2011;36(1):12–22.
  22. Urbain P, Strom L, Morawski L, Wehrle A, Deibert P, Bertz H. Impact of a 6-week non-energy-restricted ketogenic diet on physical fitness, body composition and biochemical parameters in healthy adults. Nutr Metab (Lond). 2017;14.
  23. Johnstone A, Horgan G, Murison S, Bremner D, Lobley G. Effects of a high-protein ketogenic diet on hunger, appetite, and weight loss in obese men feeding ad libitum. Am J Clin Nutr. 2008;87(1):44–55.
  24. Zajac A, Poprzecki S, Maszczyk A, Czuba M, Michalczyk M, Zydek G. The effects of a ketogenic diet on exercise metabolism and physical performance in off-road cyclists. Nutrients. 2014;6(7):2493–508
  25. Jabekk P, Moe I, Meen H, Tomten S, Høstmark A. Resistance training in overweight women on a ketogenic diet conserved lean body mass while reducing body fat. Nutr Metab (Lond) 2010;7:17.
  26. Wood R, Volek J, Davis S, Dell'Ova C, Fernandez M. Effects of a carbohydrate-restricted diet on emerging plasma markers for cardiovascular disease. Nutr Metab (Lond) 2006;3:19.
  27. Sumithran P, Prendergast L, Delbridge E, Purcell K, Shulkes A, Kriketos A, et al. Ketosis and appetite-mediating nutrients and hormones after weight loss. Eur J Clin Nutr. 2013;67(7):759–64.
  28. Johnstone A, Horgan G, Murison S, Bremner D, Lobley G. Effects of a high-protein ketogenic diet on hunger, appetite, and weight loss in obese men feeding ad libitum. Am J Clin Nutr. 2008;87(1):44–55.
  29. Havemann L, West S, Goedecke J, Macdonald I, St Clair Gibson A, Noakes T, et al. Fat adaptation followed by carbohydrate loading compromises high-intensity sprint performance. J Appl Physiol. 2006;100(1):194–202.
  30. Вurke L. Re-examining high-fat diets for sports performance: Did we call the 'nail in the coffin' too soon? Sports Med. 2015;45(Suppl 1):S33–49.
  31. Urbain P, Strom L, Morawski L, Wehrle A, Deibert P, Bertz H. Impact of a 6-week non-energy-restricted ketogenic diet on physical fitness, body composition and biochemical parameters in healthy adults. Nutr Metab (Lond). 2017;14.
  32. Zajac A, Poprzecki S, Maszczyk A, Czuba M, Michalczyk M, Zydek G. The effects of a ketogenic diet on exercise metabolism and physical performance in off-road cyclists. Nutrients. 2014;6(7):2493–508.
  33. Burke L, Ross M, Garvican-Lewis L, Welvaert M, Heikura I, Forbes S, et al. Low carbohydrate, high fat diet impairs exercise economy and negates the performance benefit from intensified training in elite race walkers. 2016.
  34. Paoli A, Grimaldi K, D'Agostino D, Cenci L, Moro T, Bianco A, et al. Ketogenic diet does not affect strength performance in elite artistic gymnasts. J Int Soc Sports Nutr. 2012;9(1):34. doi: 10.1186/1550-2783-9-34
  35. Wilson J, Lowery R, Roberts M, Sharp M, Joy J, Shields K, et al. The effects of ketogenic dieting on body composition, strength, power, and hormonal profiles in resistance training males. J Strength Cond Res. 2017.

Рекомендуемые товары

First Whey Instant (сывороточный протеин) 900 гр
First Whey Instant (сывороточный протеин) 900 гр
1 670 руб.
Информируем вас о сборе метаданных (cookie, ip-адрес и местоположение) для корректного функционирования сайта. Если вы согласны с нашими способами использования файлов cookie, просто продолжайте пользоваться сайтом.